Бывший наркоман назвал главное условие излечения от зависимости

0
29

Бывший наркоман назвал главное условие излечения от зависимости

Глеб пристрастился к психотропным веществам в 19 лет Сеансы психокоррекции являются самыми действенными инструментами реабилитации наркозависимых. Без перестройки мышления с помощью специалиста добиться ремиссии невозможно. Даже самые близкие родственники не смогут убедить человека в наличии проблем, заявил URA.RU бывший пациент наркологической клиники «Свобода» Глеб (имя изменено). Он имеет за плечами шестилетний опыт употребления запрещенных веществ.

Знакомство с наркотиками

Бывший наркоман назвал главное условие излечения от зависимости

На реабилитацию Глеб попал почти случайно. Лечь в клинику ему предложил знакомый, вместе с которым он употреблял мефедрон

Глеб пристрастился к психотропным веществам в 19 лет — тогда он впервые попробовал амфетамин на устроенной им вечеринке. Синтетический препарат предложил друг. Так он якобы хотел придать Глебу храбрости перед разговором с родителями, которые внезапно вернулись домой раньше положенного и застали дома тусовку.

«Дом, где проходила вечеринка, оставляли под мою и под его ответственность. Он хорошо моих родителей знал — спрос был с двоих. Поэтому мы приняли наркотик вместе. С того момента в моей жизни начался ад», — рассказал парень.

Через месяц после этого случая Глеб начал употреблять другой яд — мефедрон. По его словам, это вещество понравилось ему даже сильнее амфетамина, вызвав в итоге сильнейшую психологическую зависимость. За шесть лет употребления бывший пациент клиники «Свобода» успел попробовать другие виды наркотиков, но ни один из них не вызвал у Глеба такую же безудержную тягу.

На социальном дне

«Мефедрон меня настолько поглотил, что я не мог без него жить ни дня. Наркотики доставал через знакомых. Если ты стал наркоманом, у тебя и окружение становится наркоманами. Хотя до этого я общался со спортсменами, мы глумились и издевались над такими, как я. Я презирал таких, как я», — вспоминает Глеб.

Зависимость довела его до того, что он спал на улице, мог не есть по шесть дней и мечтал только о том, чтобы добыть себе дозу. Ради этого он был готов идти на любые преступления, вплоть до кражи денег у родителей.

«От меня отказались все друзья. Наркотик брал верх, я не мог остановится. Я так и думал, что помру на улице. Я просыпался с мыслями о наркотике, что где-то надо что-то своровать, кого-то обмануть, но на дозу любым способом собрать. Мне стало плевать на себя — как я выгляжу, как одет. Меня даже СИЗО не смог остановить», — говорит Глеб.

Он подчеркивает, что почти смог достать наркотики даже в заключении, где находился две недели. Все сорвалось лишь из-за того, что парня выпустили раньше под подписку о невыезде.

Начало реабилитации

На реабилитацию Глеб попал почти случайно. Лечь в клинику ему предложил знакомый, вместе с которым он употреблял мефедрон. Приятели решили, что отлежаться в ней 28 дней будет дешевле, чем регулярно покупать наркотик. Оба не имели понятия, как врачи будут заниматься их восстановлением. Наркоманы просто хотели «почиститься от порошка».

«Мы думали, что нас медикаментозно выведут из токсического отравления, а потом мы будем продолжать свою убогую жизнь. Травиться наркотиками. Я думал, что по любому буду пить алкоголь и курить травку до старости. Но мне дали понять, что любое психоактивное вещество пагубно», — подчеркивает Глеб.

В начале пациентов действительно привели в чувство медикаментозными средствами. Но затем с ними начали вести интенсивную психокоррекцию, чего парень никак не ожидал. Глеб не понимал, зачем его водят на занятия к психиатрам и зачем устраивают арт-терапию. Он был уверен, что не нуждается в таких процедурах. Ведь он не наркоман, уже «вылечился» лекарствами и может контролировать себя. Поэтому первые несколько дней парень устраивал истерики и провоцировал окружающих.

«Я поругался со всеми. Я говорил: «Ребята, вы себе голову поправьте, у меня все в порядке. Я сюда пришел конкретно прокапаться, не надо меня тут лечить. У меня все хорошо», — рассказал Глеб.

Преодоление отрицания

Одним из первых заданий для него стало определение 10 причин, по которым он попал на терапию. Глеб, отрицая проблему, заявлял, что он не найдет и двух. Когда консультант клиники попытался убедить его в обратном, парень начал с ним спорить.

«Я услышал, что он тоже зависимый, но у него большой срок чистоты и он помогает другим оставаться трезвыми. Но мне важно было только то, что он наркоман. Я начал ему говорить — чему ты, наркоман, можешь меня научить?» — вспоминает экс-пациент.

В итоге с Глебом решил побеседовать наедине лично руководитель центра. После долгого разговора, длившегося больше часа, врачу удалось убедить парня в том, что ему нужна помощь. Первые результаты молодой человек оценил спустя уже 15 дней после начала лечения. Никогда до этого Глеб не воздерживался от наркотиков так долго. По его словам, именно занятия с психиатром стали для него важным фактором восстановления.

«До этого если бы мне говорили, что мне нужно лечиться, я бы не стал никого слушать. Если даже родителям я не открывался и не доверял. Я в момент употребления был максимально закрыт, как и все наркоманы», — подчеркнул парень.

Еще сильнее решимость Глеба укрепила смерть троих его знакомых, скончавшихся от передозировки за время его реабилитации. При покупке очередной порции мефедрона они употребили более токсичный наркотик — дилер перепутал закладки. С момента выписки Глеба прошло полгода. После курса реабилитации молодой человек сам стал одним из волонтеров клинки.

Сохрани номер URA.RU — сообщи новость первым!

Подписка на URA.RU в Telegram — удобный способ быть в курсе важных новостей! Подписывайтесь и будьте в центре событий. Подписаться.

Бывший наркоман назвал главное условие излечения от зависимости

Бывший наркоман назвал главное условие излечения от зависимости

Главные новости России и мира — коротко в одном письме. Подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку! Подписаться На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки. Закрыть

Бывший наркоман назвал главное условие излечения от зависимости

Сеансы психокоррекции являются самыми действенными инструментами реабилитации наркозависимых. Без перестройки мышления с помощью специалиста добиться ремиссии невозможно. Даже самые близкие родственники не смогут убедить человека в наличии проблем, заявил URA.RU бывший пациент наркологической клиники «Свобода» Глеб (имя изменено). Он имеет за плечами шестилетний опыт употребления запрещенных веществ. Знакомство с наркотиками Глеб пристрастился к психотропным веществам в 19 лет — тогда он впервые попробовал амфетамин на устроенной им вечеринке. Синтетический препарат предложил друг. Так он якобы хотел придать Глебу храбрости перед разговором с родителями, которые внезапно вернулись домой раньше положенного и застали дома тусовку. «Дом, где проходила вечеринка, оставляли под мою и под его ответственность. Он хорошо моих родителей знал — спрос был с двоих. Поэтому мы приняли наркотик вместе. С того момента в моей жизни начался ад», — рассказал парень. Через месяц после этого случая Глеб начал употреблять другой яд — мефедрон. По его словам, это вещество понравилось ему даже сильнее амфетамина, вызвав в итоге сильнейшую психологическую зависимость. За шесть лет употребления бывший пациент клиники «Свобода» успел попробовать другие виды наркотиков, но ни один из них не вызвал у Глеба такую же безудержную тягу. На социальном дне «Мефедрон меня настолько поглотил, что я не мог без него жить ни дня. Наркотики доставал через знакомых. Если ты стал наркоманом, у тебя и окружение становится наркоманами. Хотя до этого я общался со спортсменами, мы глумились и издевались над такими, как я. Я презирал таких, как я», — вспоминает Глеб. Зависимость довела его до того, что он спал на улице, мог не есть по шесть дней и мечтал только о том, чтобы добыть себе дозу. Ради этого он был готов идти на любые преступления, вплоть до кражи денег у родителей. «От меня отказались все друзья. Наркотик брал верх, я не мог остановится. Я так и думал, что помру на улице. Я просыпался с мыслями о наркотике, что где-то надо что-то своровать, кого-то обмануть, но на дозу любым способом собрать. Мне стало плевать на себя — как я выгляжу, как одет. Меня даже СИЗО не смог остановить», — говорит Глеб. Он подчеркивает, что почти смог достать наркотики даже в заключении, где находился две недели. Все сорвалось лишь из-за того, что парня выпустили раньше под подписку о невыезде. Начало реабилитации На реабилитацию Глеб попал почти случайно. Лечь в клинику ему предложил знакомый, вместе с которым он употреблял мефедрон. Приятели решили, что отлежаться в ней 28 дней будет дешевле, чем регулярно покупать наркотик. Оба не имели понятия, как врачи будут заниматься их восстановлением. Наркоманы просто хотели «почиститься от порошка». «Мы думали, что нас медикаментозно выведут из токсического отравления, а потом мы будем продолжать свою убогую жизнь. Травиться наркотиками. Я думал, что по любому буду пить алкоголь и курить травку до старости. Но мне дали понять, что любое психоактивное вещество пагубно», — подчеркивает Глеб. В начале пациентов действительно привели в чувство медикаментозными средствами. Но затем с ними начали вести интенсивную психокоррекцию, чего парень никак не ожидал. Глеб не понимал, зачем его водят на занятия к психиатрам и зачем устраивают арт-терапию. Он был уверен, что не нуждается в таких процедурах. Ведь он не наркоман, уже «вылечился» лекарствами и может контролировать себя. Поэтому первые несколько дней парень устраивал истерики и провоцировал окружающих. «Я поругался со всеми. Я говорил: «Ребята, вы себе голову поправьте, у меня все в порядке. Я сюда пришел конкретно прокапаться, не надо меня тут лечить. У меня все хорошо», — рассказал Глеб. Преодоление отрицания Одним из первых заданий для него стало определение 10 причин, по которым он попал на терапию. Глеб, отрицая проблему, заявлял, что он не найдет и двух. Когда консультант клиники попытался убедить его в обратном, парень начал с ним спорить. «Я услышал, что он тоже зависимый, но у него большой срок чистоты и он помогает другим оставаться трезвыми. Но мне важно было только то, что он наркоман. Я начал ему говорить — чему ты, наркоман, можешь меня научить?» — вспоминает экс-пациент. В итоге с Глебом решил побеседовать наедине лично руководитель центра. После долгого разговора, длившегося больше часа, врачу удалось убедить парня в том, что ему нужна помощь. Первые результаты молодой человек оценил спустя уже 15 дней после начала лечения. Никогда до этого Глеб не воздерживался от наркотиков так долго. По его словам, именно занятия с психиатром стали для него важным фактором восстановления. «До этого если бы мне говорили, что мне нужно лечиться, я бы не стал никого слушать. Если даже родителям я не открывался и не доверял. Я в момент употребления был максимально закрыт, как и все наркоманы», — подчеркнул парень. Еще сильнее решимость Глеба укрепила смерть троих его знакомых, скончавшихся от передозировки за время его реабилитации. При покупке очередной порции мефедрона они употребили более токсичный наркотик — дилер перепутал закладки. С момента выписки Глеба прошло полгода. После курса реабилитации молодой человек сам стал одним из волонтеров клинки.