В URA.RU — новый главный редактор

0
40

В URA.RU — новый главный редактор

Диана Козлова работает в агентстве почти четыре года В URA.RU новый главный редактор — Диана Козлова, первый замглавного редактора — редактор службы информации. Иван Некрасов, проработавший главредом шесть лет, будет бороться за пост декана факультета журналистики УрФУ. О грядущих изменениях, конкуренции с Telegram и другими СМИ — Козлова рассказала Михаилу Вьюгину в первом интервью в новом статусе.

— Ранее главными редакторами URA.RU были журналисты, известные местной тусовке. А как ты себя презентуешь?

— Журналист, который профессионально родился и рос исключительно в рамках URA.RU, знает боли агентства и разделяет его ценности.

— Ты относительно недавно работаешь в агентстве.

В URA.RU — новый главный редактор

— 10 декабря будет четыре года, как я пришла в агентство корреспондентом службы информации. В трудовой книжке на тот момент у меня накопилось два месяца стажа, полученных на практике в разных СМИ от Алтая до Ямала. Вместе с нынешним политическим обозревателем свердловской редакции Игорем Сергеевым мы были первыми студентами, которых взяли в URA.RU, и для нас это было чудом: тогда, будем откровенны, попасть сюда без серьезного опыта было невозможно.

Через несколько месяцев мне доверили работу выпускающего редактора в службе информации, а еще через год я была дежурным редактором. Тогда у службы информации не было руководителя, и все работали вразнобой: кто-то переписывал Telegram, кто-то — РИА «Новости» и ТАСС, не особо заморачиваясь с анализом и поиском первоисточников.

В 2020 году наша московская редакция перешла на формат работы в виде длительной командировки: журналист из региона отправлялся в Москву на несколько месяцев, после чего возвращался обратно. Мне было сделано предложение о такой командировке, и именно этот опыт перевернул мое представление, что такое новость и как ее добывать. Когда я вернулась обратно, то стала перекраивать работу своей бригады: мне фантастически нравилось взаимодействовать с источниками информации напрямую, предугадывать, что будет полезно читателю, работать с контекстом каждого повода и сообщать главные новости страны оперативнее, чем самые топовые конкуренты вроде РИА «Новости».

В итоге моя бригада стала самой эффективной в агентстве, и в мае 2021 года я возглавила отдел, а мои методы и лайфхаки стали рабочим стандартом.

— Какие твои главные заслуги?

— Пускай я и вся служба информации трудимся в тылу, но тот чудесный рейтинг Liveinternet, где мы стоим на первых местах, во многом заслуга моего отдела. Круглосуточно 26 человек экспериментируют и с инструментами, и с темами, чтобы оперативно сообщить главные новости страны и мира читателям как из уральских регионов, так и со всей страны.

Вторая заслуга — система обучения и наставничества. Мой отдел стал флагманом по адаптации новых сотрудников: сейчас почти каждый журналист, приходящий в агентство, проходит нашу школу редакционного стандарта и оперативности. Это знание вместе с Ваней Некрасовым уже второй год передаем и студентам факультета медиакоммуникаций УрФУ.

— Как главным редактором уральского СМИ может стать человек, никогда полноценно не работавший с местной повесткой?

— Миссия службы информации в URA.RU все равно связана с регионами: мы агентство с мощнейшей на Урале сетью корреспондентов, но наш читатель также хочет знать, что происходит в стране и в мире, и мы даем ему возможность получить эту информацию, не переходя на другие источники. У всех читателей есть общие запросы, и ответ на них — задача каждого журналиста в агентстве, в каком бы отделе он не работал.

— Современная журналистика, особенно региональная, бесполезна?

— Журналистика, на мой взгляд, будет еще больше «приземляться»: возьмите ту же частичную мобилизацию, интерес к которой сейчас сегментировался по регионам. Читатель хочет знать, что происходит вокруг него на расстоянии вытянутой руки — и его можно понять. Это прекрасно видно как у СМИ, так и в Telegram.

— Что могут журналисты ответить на развитие телеграм-каналов, которые и оперативнее, и удобнее для пользователя?

Telegram конкурирует с классическими СМИ, и этот факт неоспорим. Но журналисты могут ответить полнотой информации, комментариями, мнениями, оценками, развернутыми подробностями — говоря проще, всем тем, чем telegram-каналы жертвуют в угоду лаконичности и оперативности. Если говорить про нашу сетку telegram-каналов, то менеджеры не соперничают с корреспондентами, а помогают друг другу и искать, и обрабатывать инфоповоды. Мобилизация и вовсе показала, что журналисты еще могут противостоять Telegram: интерес к СМИ 21 сентября был значительно выше, поскольку все побежали в поисковики, а оттуда — на сайты изданий.

— Раньше говорили, что газеты умрут и все уйдет в интернет, сейчас говорят, что сайты умирают и все уходит в телеграм. Через 2-3-4 года ты видишь себя главным редактором телеграм-канала?

Что бы ни говорили о смерти газет последние лет 15 — все хорошие издания остались живы, только видоизменились. Дарвинизм, не иначе. То же самое будет и с сайтами. Да, где-то мы будем пересекаться, но все же пути к нам будут разными: тот же Яндекс-поиск сейчас предложит вам ссылку на пост в Telegram в последнюю очередь и обязательно пометит, что он нарушает российское законодательство.

Пока что я вижу себя главным редактором сайта. Но если мои знания и опыт будут нужнее в Telegram, я буду готова сменить профиль — у журналистов с телеграмерами много общих принципов и инструментов.

— Думала ли ты однажды, что займешь пост главного редактора?

Когда я только пришла в URA.RU, мне все казалось незыблемым — и методы, и руководство. Плюс последними редакторами были выходцы из региональных редакций. Поэтому мне, конечно, хотелось роста, но я не позволяла себе о нем думать, так как считала, что мой максимум — это быть заместителем главреда. Говоря проще, не очаровывалась, чтобы не разочароваться.

Но этим летом, когда начала замещать Ивана, поняла, что я, конечно, не классический журналист, который решает вопросы с инсайдерами под пиво и братается с мэрами, но работаю по тем же принципам и точно так же лезу в окно, если меня выставляют в дверь.

Просто мне ближе менеджмент и организация процессов. Я никогда не стремилась к власти, но мне всегда хотелось сложных задач, и логично, что самые непростые будут у руководителя.

— А что это случится в 25 лет?

Нет! Хотя и друзья, и близкие в отличие от меня были уверены, что это скоро произойдет. Особенно они любят над этим шутить, когда мы собираемся на тусовки: я всегда прихожу с ноутбуком или планшетом со всеми рабочими конфигурациями — мало ли что произойдет, и редакции понадобится моя помощь.

— Кто был твоим наставником?

В первую очередь — Галина Михайловна Пресс, гениальный музыкант и отличный журналист, которая хотела, чтобы я не бросала ни музыку, ни журналистику. Я, конечно, не оправдала ее надежд и не стала звездой оперы, но благодаря ей я осмелилась превратить свои эксперименты с текстами в дело всей жизни.

Второй наставник — Евгения Владимировна Горина, кумир всех студентов журфака УрФУ. Без ее помощи и советов я бы никогда не пришла в URA.RU.

— А примером для подражания?

— В 15 лет примером для меня был Леонид Парфенов. Его «Намедни» вызывали восторг и заставили всерьез задуматься, что я хочу быть таким же экспертом. Сейчас примеры для подражания работают вместе со мной: я искренне восхищаюсь коллегами из регионов, их работоспособностью, экспертизой и уровнем доверия, который им оказывают читатели.

— На пост редактора был внутриагентский конкурс. Ты готовила программу развития. Расскажи в этом интервью, какие три основные задачи ты ставишь перед собой, как главным редактором.

— Обновление сайта, диверсификация трафика и немного реформ в структуре редакций.

— Что необходимо менять в URA.RU, а что — обязательно сохранить в том виде, в каком оно сегодня работает?

— Нужно менять подход к управлению редакциями. Каждый, конечно, индивидуален, но мы должны быть единым агентством, а не объединением редакций разного профиля. Объясню на примере службы информации: когда у редакторов не было руководителя, одни пытались получить как можно больше просмотров, а после — премию за эффективность. Другие же просто хотели посидеть за зарплату. Конечно, средняя температура по больнице была отличной, но держалась она только за счет пары-тройки сотрудников, желающих заработать себе премию, и то на новостях про пенсии. Сейчас мы руководствуемся заботой о читателе и предугадываем его интересы, что требует постоянной аналитики и экспериментов с форматами, инструментами и темами.

Обязательно нужно сохранить ценности агентства: гибкость, открытость и готовность к переменам. Все четыре года своей работы в агентстве я наблюдаю постоянные изменения: появились новые отделы, реформировались или ликвидировались старые.

Агентство покинула целая плеяда ветеранов, без которых дальнейшая работа казалась невозможной — топовые журналисты и руководители. Но на их место пришли новые звезды, которые меняют редакцию в лучшую сторону.

И эта готовность URA.RU к любым изменениям и реформам — первая константа в агентстве. Вторая — ценность сотрудников и их инициатив: любой может предложить свою идею, и если она окажется востребованной, ему сами предложат и сами все дадут.

— Основная задача журналиста URA.RU — это…

— Чувствовать и освещать болевые точки действительности. Журналист агентства также должен знать их контекст и прогнозировать развитие событий. Только так, на мой взгляд, можно оставаться востребованными и конкурировать с другими СМИ.

— Сколько нужно журналистов, чтобы написать одну новость?

— Как минимум трое: один находит инфоповод, второй пишет новость, третий — ругается и правит.

— Какие качества ты никогда не потерпишь в сотрудниках агентства?

— Формальное выполнение обязанностей и безынициативность. Я горю своим делом и жду того же от остальной команды. Без полной отдачи, самосовершенствования и энтузиазма мы не сможем бороться за лидерство. Также важно, чтобы каждый сотрудник умел брать на себя ответственность и понимать свои недочеты, ведь ошибка, совершенная ради блага агентства, прощается и не считается таковой.

— Главная ценность URA.RU при твоем руководстве?

— Забота о читателе и о сотрудниках.

— Твой совет журналистам, которые хотят работать на URA.RU и ищут возможности попасть в агентство? Лайфхак, чтобы сразу влиться в не такой уж маленький коллектив

— Все просто — будьте эмпатичны и восприимчивы ко всему новому, а остальному вас научат. Человек, понимающий, что мир постоянно меняется, а мы должны меняться быстрее, быстро освоится и вольется в коллектив почти из 250 человек.

— Кого для себя ты обозначишь главными конкурентами URA.RU?

— Для региональных редакций — медиахолдинг Шкулева (E1, 74.ру, 72.ру, 59.ру и другие). Для федеральных отделов — РБК и «Коммерсант». Но все же нужно воспринимать нас как региональное СМИ.

— Место работы рекомендуют менять раз в пять лет. Каков срок жизни (годности) у главного редактора такого большого СМИ, как URA.RU? Каким будет агентство в 2027 году?

— Вы говорите почти так же, как рекрутеры, которые последние два года зовут меня в другие издания. Я не могу представить себя вне URA.RU, поскольку воспитана агентством и напрямую себя с ним ассоциирую. Но думаю, к 2027 году срок годности главного редактора все-таки истечет: в стране обязательно появятся новые вызовы, а в редакции — человек, который ответит на них лучше меня. И я буду рада уступить и уйти.

Будьте в курсе всех главных новостей России и мира — читайте канал @uranews

В URA.RU — новый главный редактор

В URA.RU новый главный редактор — Диана Козлова, первый замглавного редактора — редактор службы информации. Иван Некрасов, проработавший главредом шесть лет, будет бороться за пост декана факультета журналистики УрФУ. О грядущих изменениях, конкуренции с Telegram и другими СМИ — Козлова рассказала Михаилу Вьюгину в первом интервью в новом статусе. — Ранее главными редакторами URA.RU были журналисты, известные местной тусовке. А как ты себя презентуешь? — Журналист, который профессионально родился и рос исключительно в рамках URA.RU, знает боли агентства и разделяет его ценности. — Ты относительно недавно работаешь в агентстве. — 10 декабря будет четыре года, как я пришла в агентство корреспондентом службы информации. В трудовой книжке на тот момент у меня накопилось два месяца стажа, полученных на практике в разных СМИ от Алтая до Ямала. Вместе с нынешним политическим обозревателем свердловской редакции Игорем Сергеевым мы были первыми студентами, которых взяли в URA.RU, и для нас это было чудом: тогда, будем откровенны, попасть сюда без серьезного опыта было невозможно. Через несколько месяцев мне доверили работу выпускающего редактора в службе информации, а еще через год я была дежурным редактором. Тогда у службы информации не было руководителя, и все работали вразнобой: кто-то переписывал Telegram, кто-то — РИА «Новости» и ТАСС, не особо заморачиваясь с анализом и поиском первоисточников. В 2020 году наша московская редакция перешла на формат работы в виде длительной командировки: журналист из региона отправлялся в Москву на несколько месяцев, после чего возвращался обратно. Мне было сделано предложение о такой командировке, и именно этот опыт перевернул мое представление, что такое новость и как ее добывать. Когда я вернулась обратно, то стала перекраивать работу своей бригады: мне фантастически нравилось взаимодействовать с источниками информации напрямую, предугадывать, что будет полезно читателю, работать с контекстом каждого повода и сообщать главные новости страны оперативнее, чем самые топовые конкуренты вроде РИА «Новости». В итоге моя бригада стала самой эффективной в агентстве, и в мае 2021 года я возглавила отдел, а мои методы и лайфхаки стали рабочим стандартом. — Какие твои главные заслуги? — Пускай я и вся служба информации трудимся в тылу, но тот чудесный рейтинг Liveinternet, где мы стоим на первых местах, во многом заслуга моего отдела. Круглосуточно 26 человек экспериментируют и с инструментами, и с темами, чтобы оперативно сообщить главные новости страны и мира читателям как из уральских регионов, так и со всей страны. Вторая заслуга — система обучения и наставничества. Мой отдел стал флагманом по адаптации новых сотрудников: сейчас почти каждый журналист, приходящий в агентство, проходит нашу школу редакционного стандарта и оперативности. Это знание вместе с Ваней Некрасовым уже второй год передаем и студентам факультета медиакоммуникаций УрФУ. — Как главным редактором уральского СМИ может стать человек, никогда полноценно не работавший с местной повесткой? — Миссия службы информации в URA.RU все равно связана с регионами: мы агентство с мощнейшей на Урале сетью корреспондентов, но наш читатель также хочет знать, что происходит в стране и в мире, и мы даем ему возможность получить эту информацию, не переходя на другие источники. У всех читателей есть общие запросы, и ответ на них — задача каждого журналиста в агентстве, в каком бы отделе он не работал. — Современная журналистика, особенно региональная, бесполезна? — Журналистика, на мой взгляд, будет еще больше «приземляться»: возьмите ту же частичную мобилизацию, интерес к которой сейчас сегментировался по регионам. Читатель хочет знать, что происходит вокруг него на расстоянии вытянутой руки — и его можно понять. Это прекрасно видно как у СМИ, так и в Telegram. — Что могут журналисты ответить на развитие телеграм-каналов, которые и оперативнее, и удобнее для пользователя? Telegram конкурирует с классическими СМИ, и этот факт неоспорим. Но журналисты могут ответить полнотой информации, комментариями, мнениями, оценками, развернутыми подробностями — говоря проще, всем тем, чем telegram-каналы жертвуют в угоду лаконичности и оперативности. Если говорить про нашу сетку telegram-каналов, то менеджеры не соперничают с корреспондентами, а помогают друг другу и искать, и обрабатывать инфоповоды. Мобилизация и вовсе показала, что журналисты еще могут противостоять Telegram: интерес к СМИ 21 сентября был значительно выше, поскольку все побежали в поисковики, а оттуда — на сайты изданий. — Раньше говорили, что газеты умрут и все уйдет в интернет, сейчас говорят, что сайты умирают и все уходит в телеграм. Через 2-3-4 года ты видишь себя главным редактором телеграм-канала? Что бы ни говорили о смерти газет последние лет 15 — все хорошие издания остались живы, только видоизменились. Дарвинизм, не иначе. То же самое будет и с сайтами. Да, где-то мы будем пересекаться, но все же пути к нам будут разными: тот же Яндекс-поиск сейчас предложит вам ссылку на пост в Telegram в последнюю очередь и обязательно пометит, что он нарушает российское законодательство. Пока что я вижу себя главным редактором сайта. Но если мои знания и опыт будут нужнее в Telegram, я буду готова сменить профиль — у журналистов с телеграмерами много общих принципов и инструментов. — Думала ли ты однажды, что займешь пост главного редактора? Когда я только пришла в URA.RU, мне все казалось незыблемым — и методы, и руководство. Плюс последними редакторами были выходцы из региональных редакций. Поэтому мне, конечно, хотелось роста, но я не позволяла себе о нем думать, так как считала, что мой максимум — это быть заместителем главреда. Говоря проще, не очаровывалась, чтобы не разочароваться. Но этим летом, когда начала замещать Ивана, поняла, что я, конечно, не классический журналист, который решает вопросы с инсайдерами под пиво и братается с мэрами, но работаю по тем же принципам и точно так же лезу в окно, если меня выставляют в дверь. — А что это случится в 25 лет? Нет! Хотя и друзья, и близкие в отличие от меня были уверены, что это скоро произойдет. Особенно они любят над этим шутить, когда мы собираемся на тусовки: я всегда прихожу с ноутбуком или планшетом со всеми рабочими конфигурациями — мало ли что произойдет, и редакции понадобится моя помощь. — Кто был твоим наставником? В первую очередь — Галина Михайловна Пресс, гениальный музыкант и отличный журналист, которая хотела, чтобы я не бросала ни музыку, ни журналистику. Я, конечно, не оправдала ее надежд и не стала звездой оперы, но благодаря ей я осмелилась превратить свои эксперименты с текстами в дело всей жизни. Второй наставник — Евгения Владимировна Горина, кумир всех студентов журфака УрФУ. Без ее помощи и советов я бы никогда не пришла в URA.RU. — А примером для подражания? — В 15 лет примером для меня был Леонид Парфенов. Его «Намедни» вызывали восторг и заставили всерьез задуматься, что я хочу быть таким же экспертом. Сейчас примеры для подражания работают вместе со мной: я искренне восхищаюсь коллегами из регионов, их работоспособностью, экспертизой и уровнем доверия, который им оказывают читатели. — На пост редактора был внутриагентский конкурс. Ты готовила программу развития. Расскажи в этом интервью, какие три основные задачи ты ставишь перед собой, как главным редактором. — Обновление сайта, диверсификация трафика и немного реформ в структуре редакций. — Что необходимо менять в URA.RU, а что — обязательно сохранить в том виде, в каком оно сегодня работает? — Нужно менять подход к управлению редакциями. Каждый, конечно, индивидуален, но мы должны быть единым агентством, а не объединением редакций разного профиля. Объясню на примере службы информации: когда у редакторов не было руководителя, одни пытались получить как можно больше просмотров, а после — премию за эффективность. Другие же просто хотели посидеть за зарплату. Конечно, средняя температура по больнице была отличной, но держалась она только за счет пары-тройки сотрудников, желающих заработать себе премию, и то на новостях про пенсии. Сейчас мы руководствуемся заботой о читателе и предугадываем его интересы, что требует постоянной аналитики и экспериментов с форматами, инструментами и темами. Обязательно нужно сохранить ценности агентства: гибкость, открытость и готовность к переменам. Все четыре года своей работы в агентстве я наблюдаю постоянные изменения: появились новые отделы, реформировались или ликвидировались старые. И эта готовность URA.RU к любым изменениям и реформам — первая константа в агентстве. Вторая — ценность сотрудников и их инициатив: любой может предложить свою идею, и если она окажется востребованной, ему сами предложат и сами все дадут. — Основная задача журналиста URA.RU — это… — Чувствовать и освещать болевые точки действительности. Журналист агентства также должен знать их контекст и прогнозировать развитие событий. Только так, на мой взгляд, можно оставаться востребованными и конкурировать с другими СМИ. — Сколько нужно журналистов, чтобы написать одну новость? — Как минимум трое: один находит инфоповод, второй пишет новость, третий — ругается и правит. — Какие качества ты никогда не потерпишь в сотрудниках агентства? — Формальное выполнение обязанностей и безынициативность. Я горю своим делом и жду того же от остальной команды. Без полной отдачи, самосовершенствования и энтузиазма мы не сможем бороться за лидерство. Также важно, чтобы каждый сотрудник умел брать на себя ответственность и понимать свои недочеты, ведь ошибка, совершенная ради блага агентства, прощается и не считается таковой. — Главная ценность URA.RU при твоем руководстве? — Забота о читателе и о сотрудниках. — Твой совет журналистам, которые хотят работать на URA.RU и ищут возможности попасть в агентство? Лайфхак, чтобы сразу влиться в не такой уж маленький коллектив — Все просто — будьте эмпатичны и восприимчивы ко всему новому, а остальному вас научат. Человек, понимающий, что мир постоянно меняется, а мы должны меняться быстрее, быстро освоится и вольется в коллектив почти из 250 человек. — Кого для себя ты обозначишь главными конкурентами URA.RU? — Для региональных редакций — медиахолдинг Шкулева (E1, 74.ру, 72.ру, 59.ру и другие). Для федеральных отделов — РБК и «Коммерсант». Но все же нужно воспринимать нас как региональное СМИ. — Место работы рекомендуют менять раз в пять лет. Каков срок жизни (годности) у главного редактора такого большого СМИ, как URA.RU? Каким будет агентство в 2027 году? — Вы говорите почти так же, как рекрутеры, которые последние два года зовут меня в другие издания. Я не могу представить себя вне URA.RU, поскольку воспитана агентством и напрямую себя с ним ассоциирую. Но думаю, к 2027 году срок годности главного редактора все-таки истечет: в стране обязательно появятся новые вызовы, а в редакции — человек, который ответит на них лучше меня. И я буду рада уступить и уйти.