«Не верю в новый локдаун»: Павел Новоселов о мерах поддержки бизнеса

0
27

«Не верю в новый локдаун»: Павел Новоселов о мерах поддержки бизнеса

Прошедший год был непростым для прикамского бизнеса, после введенных в марте ограничений в деятельности до сих пор многие не восстановились. При этом в регионе вводятся новые ограничения.

С какими проблемами обращались представители бизнеса за прошедший год, в каких вопросах удалось помочь предпринимателям, в каких нет и почему – в интервью РБК Пермь с уполномоченным по защите прав предпринимателей Павлом Новосёловым.

РБК Пермь: Пандемийный год оказался сложным для бизнеса. Как оцениваете меры поддержки со стороны государства и региона? Могли бы отметить те меры поддержки, которые оказались наиболее востребованными?

Павел Новосёлов: «Меры поддержки, на мой взгляд, в 2020 годубыли оказаны своевременно. По объему не берусь судить, потому что всегда хочется получить больше, но не всегда это позволяют возможности. Многим людям эта поддержка позволила пережить непростой период. Если о наиболее эффективных мерах, то в первую очередь это «кредит2%» или «кредит на возобновление деятельности» при условии сохранения занятости. Очень много было споров по основным подходам при оказании поддержки. Было два варианта подхода – по основному ОКВЭД или оказание помощи предпринимателям, у которых падение выручки составило более половины. В итоге был выбран первый вариант, хотя многие противники говорили, что у предпринимателей фактически присвоенный ОКВЭД не соответствовал осуществляемой деятельности. Это действительно так. В этой связи были случаи, когда поддержку получили те предприниматели, которые не должны были на нее рассчитывать и не были отнесены к пострадавшим отраслям. И тут же обратная ситуация – меры поддержки не получили те предприниматели, которые в ней нуждались, но имели другой основной ОКВЭД. Таких случаев было немного, но прецеденты были. Думаю, что в целом подход был оправдан, потому что необходимо было оперативно поддержать бизнес. Если бы правительство использовало второй подход, анализировало падение выручки по каждому предприятию, то это бы растянулось на очень продолжительное время и многие бы попросту не дождались помощи».

«Не верю в новый локдаун»: Павел Новоселов о мерах поддержки бизнеса

Фото: Валерий Неукрытый

С какими проблемами обращались представители бизнеса, в каких вопросах удалось помочь предпринимателям, в каких нет и почему?

«Хотелось бы особо отметить две проблемы, которые волновали предпринимателей и которые удалось решить. Первая – проблема оплаты по государственным и муниципальным контрактам. Начало пандемии продемонстрировало несовершенство системы мониторинга за оплатой выполненных услуг. В начале пандемии было очень много проблем с неплатежами. В ряде государственных и муниципальных учреждений произошло превышение лимитов выделенных бюджетных средств. Мы обратились в региональное правительство с просьбой разработать и внедрить автоматизированную систему мониторинга за оплатой выполненных работ и это уже сделано. Вторая проблема – исключение объектов недвижимости из Перечня объектов недвижимости, налоговая база в отношении которых исчисляется от их кадастровой стоимости. Раньше решение об исключении объекта принималось во внимание только при формировании перечня на следующий год. Сейчас объект может быть исключен из Перечня по решению комиссии уже в текущем периоде.

Читайте на РБК Pro

Если говорить глобально, то среди основных проблем, о которых говорят предприниматели, можно выделить три: высокое налоговое бремя, недоступность финансовых ресурсов и административное давление. По поводу недоступности финансовых ресурсов – в этом направлении в Пермском крае была проведена большая работа. Сейчас создана инфраструктура поддержки предпринимателей – центр «Мой Бизнес», где любой предприниматель может получить широкий перечень услуг, в том числе и финансового характера. Проблемыналогового администрирования. Одна из проблем – малые предприниматели боятся переходить в разряд средних. Это серьезная проблема как для них самих, так и для экономики в целом, т.к. это сдерживает развитие. Определенная работа в этом направлении тоже проводилась. Результатом стало предоставление общепиту налоговых льгот по НДС и пониженные тарифы страховых взносов.. Что касается административного давления, результатом работы стало проведение «регуляторной гильотины» на федеральном уровне и принятие двух важных федеральных законов: № 247-ФЗ «Об обязательных требованиях в РФ» и №248-ФЗ «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в РФ». Эти два закона должны в корне поменять подходы контрольно-надзорных органов к проверкам.

Какие перемены ждут бизнес с введением двух этих законов?

«Основное – смещение вектора деятельности контрольно-надзорных органов в сторону профилактики нарушений. Ни для кого не секрет, что раньше показатели эффективности надзорных органов были связаны с количеством проведенных проверок и количеством привлеченных к административной ответственности лиц, а также количеством собранных штрафов. В новом законе напрямую запрещается устанавливать такие показатели эффективности работы контрольно-надзорных органов».

В начале октября в Пермском крае в силу вступили новые антиковидные ограничения. Посещать спортивные мероприятия и фитнес-центры, бассейны и ряд других заведений теперь могут только привитые, переболевшие или граждане с отрицательным ПЦР-тестом. Какие сферы бизнеса уже обратились к уполномоченному за помощью? Составлены ли обращения? Как происходит эта работа и на какой стадии находится диалог с властями?

«Меры поддержки пока на этот год действуют. Они являются продолжением тех мер поддержки, которые были реализованы в 2020 году и, в основном, носят характер налоговых льгот – 1% (Доходы) и 6% (Доходы – расходы) по УСН. Кроме того, существует целый набор государственных мер поддержки бизнеса, реализуемых через центр «Мой Бизнес». Они доступны всем нашим предпринимателям. Но для тех отраслей, которые находятся под полным запретом деятельности, они не выглядят эффективными. Например,детские игровые комнаты.Унас их снова закрыли. При этом, они были открыты самыми последними, и еще не успели восстановиться. Для многих из них ситуация очень сложная, потому что арендодатели не готовы уже идти на льготы по аренде.

Считаю, что при введении ограничений, необходимо одновременно принимать и меры поддержки тех отраслей, на которые распространяются ограничения, по крайней мере, для тех видов бизнеса, которые под полным запретом. Примером таких мер может служить постановление Правительства РФ № 1513, которое предусматривает меры поддержки в размере половины МРОТ за каждые 2 недели введенных ограничений. Но распространяются эти меры поддержки только на те случаи, когда ограничительные меры вводит федеральный штаб по борьбе с коронавирусом. Считаю, что аналогичные меры должны быть разработаны и на региональном уровне».

«Не верю в новый локдаун»: Павел Новоселов о мерах поддержки бизнеса

Фото: Валерий Неукрытый

В федеральных СМИ появилась информация о том, что в 72 регионах из-за пандемии может быть вновь введен локдаун. Что будет с бизнесом в регионе, если власти вновь объявят локдаун?

«Я не верю в то, что будет объявлен новый локдаун. Шансы того, что будет повтор событий марта 2020 года, на мой взгляд, ничтожно малы. Честно говоря, даже думать не хочу о таком сценарии событий. Верю в то, что федеральные и региональные органы власти не допустят этого. Но и всем нам необходимо проявить самосознательность, ответственнее относиться к рекомендациям врачей».

На форуме «Юридическая неделя на Урале» в Екатеринбурге вы будете выступать с докладом по практике применения медиации. Какие основные тезисы прозвучат в докладе? Насколько успешно медиация реализуется в Пермском крае?

«К сожалению, еще недостаточно используется такой механизм, как медиативная процедура при урегулировании споров предпринимателей с органами власти. Институт медиации существует в РФ достаточно давно, но все-таки большее развитиеон получил в сфере семейных отношений и B2B. В сфере B2G этот инструмент используется пока недостаточно. Сейчас много вопросов между органами власти и бизнеса решаются в суде. Многие государственные и муниципальные служащие недостаточно осведомлены о существовании и возможностях таких процедур. Даже когда мы обращались в адрес некоторых органов власти с предложением провести медиативные процедуры, то зачастую получали ответы о невозможности применения этих процедур в отношениях, где одной из сторон являются публичные институты. Я считаю, что это ошибочный подход. Я понимаю чиновника, который хочет переложить свою ответственность на судью, но этот подход ни к чему конструктивному не приведет. Сейчас Пермский государственный национальный исследовательский университет проводит системную работу по обучению специалистов в сфере профилактики конфликтов и негативных явлений. Уверен, что их опыт и наработки в указанных вопросах смогут стать основой для внедрения медиации во взаимоотношениях власти и бизнеса. Необходимо уже сейчас готовить специалистов в органах власти по применению этих технологий.

Ведь главным отличаем медиации от судебного спора является то, что обе стороны остаются довольны исходом. Невозможно заключить соглашение, пока решение не будет устраивать обе стороны. Это главное отличие медиации от судебной процедуры».