Леонид Казинец: Развитию саморегулирования в России мешает генетическая память

0
23

Леонид Казинец: Развитию саморегулирования в России мешает генетическая память

Мало кто знает, что президент Национального объединения застройщиков жилья и владелец корпорации «Баркли» Леонид Казинец когда-то защитил диссертацию по саморегулированию в строительной отрасли. Это было 10 лет назад, когда данная тема в России только зарождалась. Сегодня он искренне сожалеет, что институт саморегулирования в отрасли до сих пор как должно не работает, и находит этому весьма неожиданное, но чисто научное объяснение. Об этом Леонид Казинец рассказал в интервью газете «Ведомости».

По мнению президента НОЗА, саморегулирование, как и многие другие демократические институты, в России «не может прижиться в данный момент». На вопрос «почему?» у него нет прямого ответа.

– Как до сих пор нет прямого ответа, почему у ребенка, родившегося в России, продолжительность жизни сравнима с Кабо-Верде, архипелагом в нескольких сотнях километров от северо-западного побережья Африки, где вообще нет медицины. Вопрос: мы много курим? Нет, итальянцы курят больше. Мы много пьем? Французы пьют больше. У нас плохая медицина? На Кабо-Верде практически нет медицины. Почему же у нас люди живут меньше? Ответ: уровень стресса.

Я думаю, что ни в одной стране не было такого геноцида против пассионариев, как было у нас. Тот же Лев Николаевич Гумилев, автор этой теории, сын Анны Ахматовой, – человек с тяжелейшей судьбой. Его отца расстреляли в 1921 г. в Петербурге. Его самого репрессировали, т. е. мирового уровня ученый не вылезал из репрессий, был практически запрещен. Как в такой ситуации можно доработать свою научную теорию? Потому что, если бы он доработал, многие вещи были бы понятнее. Есть теория, что это генетически передается поколениям.

Есть очень простой, но жесткий эксперимент. Берутся мышки, сажаются в клетку, и дается какой-то очень специфический запах, например черемухи. И при этом их бьют током — не смертельно, ничего, но лапам неприятно. Они прыгают, суетятся – видно, что начинают изменять свое поведение. Потом у этих мышек рождается потомство. И это потомство никогда не было под током. И это потомство никогда не нюхало черемуху. Но если им включить запах черемухи, 50% этих мышек начнет нервничать. Предположим, родители их обучили. Маленьких мышей сразу забирают от родителей. И все равно при запахе черемухи 50% мышек начинают нервничать. Потом берут потомство этих мышей. Так вот у них 25% потомства на запах черемухи будет начинать нервничать. Эти мыши даже никогда не общались с теми, кого бил ток. Никогда. Но эта штука попадает на генетическую память. И в этом смысле теория Дарвина не в полной степени работает. Теория Дарвина говорит, что возникают генетические изменения: естественный отбор – более приспособленные особи выживают, в результате изменчивости и консервативности происходит изменение целого вида. То есть теория Дарвина не имеет никакой версии о том, что происходящие с особью при жизни факты будут заложены в генетическую память.

– Через сколько поколений это сотрется из генетической памяти, по-вашему?

– Четвертое-пятое-шестое поколение. Но чтобы демократические институты развились, работать над этим нужно начинать сегодня.

В интервью Казинец рассказал о многом, но больше всего говорил о строительном бизнесе. Потому что, по его словам, строить он любит и больше ничего не умеет. Впрочем, «не умеет» — очень спорное утверждение. Полностью прочесть публикацию можно здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here